Written by 16:00 Происшествия Views: 2

В Омске педагоги-наставники украли у выпускников детдомов миллионы

Судебные процессы над воспитательницами, укравшими миллионы у сирот во время наставничества, начались в Омской области. Выпускники детдомов и психоневрологических интернатов остаются без средств к существованию. У них пропадают «выпускные» сбережения и появляются кредиты.

22-летний омич Сережа Лебедев — сирота с рождения. Появился на свет с ДЦП, и родители отказались от него. Но все эти годы они выплачивали алименты, плюс ко всему мальчику начислялась пенсия по инвалидности. К выпуску из школы-интерната N 16 на счете Сергея накопилось 2,3 миллиона рублей. Он мечтал приобрести квартиру. Однако деньги у сироты выманила бывшая воспитательница.

Каждому выпускнику детдома полагается наставник, помогающий адаптироваться к самостоятельной жизни. Стандартный набор сопровождения — юридическая, педагогическая и психологическая помощь. «Моим наставником стала воспитательница Татьяна Шарапова, — рассказывает Сережа. — Я учился в техникуме, жил в общежитии, и каждые выходные она приглашала в гости. Кормила супом, картошкой. В сентябре 2019 года она первый раз попросила в долг 200 тысяч рублей. Сказала, что хочет купить дочке игровую приставку. Мы все вместе поехали в банк, я снял 100 тысяч рублей и отдал воспитательнице, а еще 100 тысяч перевел ее дочери на карту». С тех пор поездки Сергея в гости к наставнице проходили по одному и тому же сценарию. Парня радостно встречали, вкусно кормили, а потом воспитательница начинала жаловаться на тяжелую жизнь, просила в долг, и они шли в банк. 18 января 2020 года Лебедев одолжил Шараповой 1 миллион рублей на ремонт квартиры, 1 февраля 2020 года — 710 тысяч рублей на погашение ипотеки, 22 февраля 2020 года — 510 тысяч рублей на новую мебель.

Таким образом, за весь период «наставничества» сирота погасил воспитательнице ипотеку, сделал ремонт и обставил трехкомнатную квартиру. А еще кормил ее детей и оплачивал коммуналку. «Когда выпустился из техникума, то сразу приехал к Татьяне Геннадьевне и попросил вернуть долг, — говорит Сергей. — Ведь жить теперь негде. Но она даже на порог не пустила». Общественники помогли Лебедеву добиться возбуждения уголовного дела. «Гражданка Шарапова обвиняется по части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество», — подтвердила «РГ» старший следователь ОПN 7 СУ МВД России по городу Омску Наталья Кузьменко. — Наставник похитила у подопечного 2,5 миллиона рублей. Но свою вину отрицает. Утверждает, что Сергею просто нравилась ее дочка, поэтому он и переводил ей деньги на карту — в качестве подарков. А миллионы сам где-то прогулял».

Сергей живет в социальной гостинице и работает дворником. Шарапова уволилась из интерната, но без проблем устроилась на работу в аналогичное учреждение. Как выяснилось, свою карьеру она начинала в адаптивной школе-интернате N5. Социального педагога этого же интерната Татьяну Беркович суд приговорил к двум годам лишения свободы. Действовала по той же схеме. Входила к ребятам в доверие, а потом предлагала отдать ей деньги, полученные при выпуске, якобы на хранение. По словам общественников, хищение денег у сирот носит массовый характер. При этом в долговую кабалу детдомовцев загоняют те, кто должен им помогать. «Они пользуются тем, что ребята не адаптированы к социуму, относятся к деньгам с легкостью, так как привыкли, что их содержит государство, — объясняет руководитель фонда Вика Марчевская. — Возможности заработка и распоряжения деньгами у ребят нет. А искренняя доверчивость приводит к тому, что они становятся жертвами мошенников».

Парня радостно встречали, вкусно кормили, а потом воспитательница просила в долг, и они шли в банк

Выпускник Драгунского психоневрологического интерната Андрей Схаугье взял кредит для работника учреждения, пообещавшего забрать его в семью. В результате инвалид расплачивался с долгами из своей пенсии. Добиться справедливости не удалось. Парню просто никто не поверил. Обычная история.

Еще у одного выпускника этого же интерната — миллионный кредит. Александр взял его для медработника. «В то, что кредиты на воспитанников интернатов оформляются без ведома руководства учреждений, невозможно поверить, — считает руководитель общественной ассоциации «ДОМ» Алеся Григорьева. — Ведь сотрудники банков обязаны проверить клиентов. Эта сфера давно нуждается в проверках. Но на проблемы сирот закрывают глаза. Знают, что за них некому заступиться».

За помощью в «РГ» обратилась еще одна сирота — Екатерина Лебеденко. Во взрослую жизнь она выпустилась со сберкнижкой, на которой лежали 105 тысяч. Катя думала, что это все, что ей положено. Но только недавно узнала о том, что ей начислялась еще и пенсия по потере кормильца за умершую мать. Счет, на котором находилось 500 тысяч рублей, был закрыт и деньги с него кто-то снял.

В возбуждении уголовного дела Лебеденко отказали. Пояснили, что доказательств слишком мало. Чтобы добиться справедливости, молодая мама должна провести свое расследование.

Мнение

Анна Кузнецова, вице-спикер Госдумы:

— К сожалению, такие случаи, когда у сирот отнимают деньги, имеют место. Есть те, кто сознательно различными угрозами загоняет сирот в долги. А потом поджидает, когда выпускник получит сумму, и шантажирует, пользуясь беззащитностью ребенка. Но особенно ужасно, когда обманывают детей сами сотрудники сиротских учреждений, воспитатели. Это очередное предательство детей. Уверена, суд во всем разберется, виновные в данном случае будут наказаны, а деньги возвращены сиротам. И мы будем внимательно следить за развитием событий.

Но я хотела бы обратить внимание на высокую латентность подобных преступлений в отношении детей. В большинстве случаях сироты молчат, не рассказывают о своих проблемах, о том, что их обманули, боясь каких-либо последствий. К сожалению, это означает, что у детей нет доверенного лица в детском доме, с кем бы они могли поделиться какими-либо сомнениями, задать волнующие их вопросы или попросить о помощи. Эта порой не выстроенная система доверия в сиротских учреждениях порождает подобные уродские явления, препятствует их выявлению. А государство, напомню, в соответствии с Конституцией РФ взяло на себя обязательства родителей в отношении детей-сирот.

Да, реформа органов опеки и попечительства назрела — факт. Помимо этого так называемая регуляторная гильотина снизила количество проверок органов опеки, сиротских учреждений, таким образом лишив детей контроля качества защиты их прав. Мы уже обратились в правительство с предложением пересмотра подходов контрольно-надзорной деятельности в отношении социальных организаций. Отмечу, что по нашему обращению Генпрокуратурой была проведена проверка деятельности опеки. Было выявлено около 4 тысяч нарушений, 407 должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности, 73 — подвергнуто административной ответственности, возбуждено 13 уголовных дел. И это не просто цифры — это жизни и судьбы детей, которые могли сложиться иначе.

Эта проблема актуализирует тему наставничества в сиротских учреждениях. Пока такого понятия нет на законодательном уровне, но его закрепление может стать еще одной возможностью для детей-сирот получить поддержку. В регионах есть такая практика, и она доказала, что это правильный ход.

(Visited 2 times, 1 visits today)
Close